2.Расказачивание как социально-историческая проблема

2.Расказачивание как социально-историческая проблема

В ряду трагических страниц истории России XX века судьбе казачества принадлежит далеко не последнее место. Этот драматизм историки и публицисты обозначили терминами "расказачивание", "крестная ноша", "геноцид" и др. Трагедия целого социального слоя (численностью до 4,5 млн. человек) - носителя реальных культурно-этнических признаков, игравшего важную роль в жизни российского государства, сопровождалась десятилетиями замалчивания и фальсификации в советской историографии. И лишь шолоховский "Тихий Дон" в художественных образах донес до читателей глубочайшую драму народа. Что касается историков, то они, несмотря на современный поворот "лицом к казачеству", все еще в долгу перед ушедшими казаками и современными читателями. О расказачивании историки впервые заговорили в 60-е годы. Заговорили осторожно, однобоко, с оглядкой. Термин употреблялся, как правило, в кавычках, с нередким добавлением "так называемое".Местные партийные и советские органы на Дону в работе с казачеством сделали упор на усиление репрессивных мер ко всем казакам, выступавшим ранее против советской власти. Такая линия являлась ошибочной, т.к. не учитывала начавшегося перелома в настроении середняцкого казачества..." Историографическая ситуация стала меняться во второй половине 80-х годов, в первую очередь благодаря публикациям Венкова А.В. и А.И. Козлова. Упомянутые авторы не только ввели в научный оборот обширный фактический материал о Вешенском восстании, но и попытались связать политику (а не "увлечение"!) расказачивания с "военным Коммунизмом" и ориентацией большевиков на скорую мировую революцию.
В истории расказачивания специалисты называют несколько этапов: конец XIX - начало XX века; революция и гражданская война; "нэповское" время; наконец, "великий перелом" начала тридцатых. Каждый из этапов нуждается в осмыслении, в первую очередь сквозь призму социального статуса казака. В своих рассуждениях обратимся к материалам Кубанского региона - наиболее "казачьего". Казачество не гибло, но превращение из замкнутого в "открытое" сословие пугало казачьих идеологов. Кроме того, оно вскрывало старые болячки, когда за внешними "вольностями", проповедуемой монолитностью, братством и равенством выходило наружу бесправие рядового казака. Об этом говорил на заседании первой Государственной думы писатель Ф.Д. Крюков: "...казак, и находясь в казармах, и находясь дома, должен прежде всего помнить, что он не человек в общепринятом высоком смысле слова, а нижний чин, только нижний чин, так называемая "серая святая скотина". И далее: "Казак не имеет права войти в общественное помещение, где хотя бы случайно был офицер; старик казак не может сесть в присутствии офицера, хотя бы очень юного; казак не имеет права продать свою лошадь, не спросясь начальства, хотя бы эта лошадь пришла в совершенную негодность; но зато казак имеет право быть посаженным на несколько дней в кутузку за не вычищенные сапоги или запыленное седло". Казачество болезненно реагировало на перемены. Но в процесс перемен была вовлечена вся Россия. Казачество не только было сбито с нейтральных позиций, но оказалось в подавляющем большинстве в белом лагере. Психология "триумфального шествия" логически привела большевиков к войне с крестьянством, и особенно с казачеством.
Подведем итоги. С вступлением России, казачьих регионов в том числе, в эпоху развития товарно-рыночных отношений в казачестве, как и в других сословных группах, начался процесс дифференциации. "Разгораживание" сословных границ не затрагивало этнических признаков казачества. Процесс шел достаточно органично, однако он был прерван мировой войной и большевистской революцией.

NETDO.RU

Бесплатный конструктор сайтов